Сергей Новиков: «Мне хочется знать о Ревде все...» 766 просмотров

Сергей Новиков — один из 23 учителей семейной династии педагогов. Учитель, которым по праву можно гордиться. Вкупе с основной педагогической деятельностью Сергей Григорьевич увлекается психологией и краеведением.

 

Создает и публикует свои научные исследования по этнографии, топонимике, ревдинскому диалекту, а также разгадывает местные тайны, легенды и былички, сохранившиеся в народной памяти. Сегодня Сергей Новиков — герой нашей рубрики «Лицом к лицу» — делится секретами общения с учениками и рассказывает, почему «Гарри Поттера» интересно читать и взрослым.

— Сергей Григорьевич, кто вы по образованию?

— Я заканчивал теперь уже несуществующий Свердловский государственный педагогический институт иностранных языков. Студенчество, наверное, было самым счастливым временем моей жизни. Я учился с удовольствием. Сейчас многие ходят в институт лишь для галочки, для диплома. А уже в 80-е годы я закончил три курса Уральского государственного университета по «Истории искусств и искусствоведению». То есть у меня еще есть неполное высшее. Я поступал в УРГУ уже вполне взрослым человеком, мне было за 40 лет. Поэтому диплом меня, по сути, никак не интересовал. Меня вдохновляло изучение древнерусского искусства, иконописи... И я на этом остановился. К тому же в то время я начал собственный бизнес, организовал частную школу английского языка «Лингва». Ушел с официальной работы и целиком погрузился в свое дело.

— Помимо английского каким-то еще языком владеете?

— В годы своей молодости я пытался изучать много языков. Мне это очень нравилось. Дело в том, что моя бабушка знала 9 языков. И мне в то время хотелось перегнать ее. А когда стал учиться в институте, понял, что лучше знать один язык в совершенстве, чем много , но по-дилетантски. Потому я принял жесткое решение, что буду учить только английский. Хотя приходилось заниматься и немецким. Но немецкий — не мой язык. А на Станции юных техников приходилось переводить с польского и чешского. В то время не было специальной литературы. Были только журналы на польском и чешском по моделизму. А так у меня — английский и русский. Одного русского хватит, чтобы изучать его всю жизнь (улыбается).

— Доводилось когда-нибудь общаться с иностранцами?

— Да, конечно. Во-первых, я много раз бывал заграницей. В Польше, Германии, Чехословакии, Канаде, США, Великобритании, Индии... Во-вторых, 15 лет подряд ко мне в школу приезжали иностранцы из США для того, чтобы помогать вести уроки. Причем добровольно. Опыт общения с иностранными гражданами у меня большой. Никаких проблем и комплексов с этим у меня не бывает — я легко знакомлюсь с ними, общаюсь.

— Какая страна или нация вам приглянулась больше всего?

— Люди везде могут быть и хорошими и плохими. Поэтому говорить о национальной привлекательности не приходится. Каждый народ по-своему интересен. А страны... У каждой из них есть своя особенность. В Индии — восточная экзотика. В Германии — абсолютный порядок во всем. Англия — интересна для меня в смысле языка. А люди... Англичане очень коммуникабельны, внутренне сдержанны, корректны. Вот, например, идешь по улице, толкнул англичанина нечаянно плечом, а он извинится перед тобой... В США люди доброжелательны, толерантны и вежливы. Там с детства этому учат. Человек внутренне, быть может, и не добр к вам, но внешне он всегда будет безукоризненно вежливым и культурным. И американцы когда ходят со мной по Ревде, изумляются и спрашивают: «Почему все русские такие злые? Посмотри, идем по улице, и ни один из них не улыбается». А они не понимают, что стандарты поведения в США и в России совсем разные.

— А какой стандарт ближе вам?

— Я нахожусь посередине этих культур — англоязычной и русской. Сейчас я стараюсь соответствовать и тем, и другим показателям. Когда я встречаюсь с людьми, я всегда им улыбаюсь, стараюсь относиться доброжелательно. То, что есть хорошего в той культуре, я перенимаю и переношу на себя. У американцев существует внешнее доброжелательное отношение к людям, а у нас — внутреннее.

— Есть ли какие-нибудь известные люди, которые окончили Вашу школу?

— Я уже учитель 41 год. Так долго не живут (улыбается)... Если говорить об учениках вообще, то, конечно, их много... Но не лежит душа хвастаться нашими какими-то великими людьми. Не все, кто нас учит, являются нашими учителями, и не все, кого мы учим, являются нашими учениками. А так есть, конечно, ребята, которыми можно гордиться. Но хвастаться и называть этих людей как-то не хочется. Эти люди у меня учились, но считают ли они меня своим учителем, не знаю... У меня есть ученики, которые живут и в Англии, и в Америке, и в Канаде, и в Норвегии.

— Мы слышали, что вы увлекаетесь книгами о волшебнике Гарри Поттере. Почему решили за это взяться?

 — Для того, чтобы работать с любым ребенком и работать по-настоящему. Чтобы войти в его мир, надо обладать теми же знаниями, что и он. Только так мы сможем стать ребенку другом и помочь ему в учебе и т.д. Взрослые нередко игнорируют понятие «внутреннего мира и восприятия ребенка». Если он читает Гарри Поттера или «Хроники Нарнии», тогда надо прочесть эти книги. Ребенок, читая книгу, живет в ней. И я, читая эту книгу, нахожусь в среде ребенка, в его мире. И это не простой дешевый педагогический прием. Это — способ работы с детьми в их уровне развития, в их психологическом мире. И еще — я читаю все, что на английском языке выходит новое. Поэтому я прочитал Гарри Поттера в оригинале.

— Когда у Вас появилось увлечение краеведением?

— Это даже не увлечение. Это, скорее, часть любознательной жизни. Ведь учитель — клубок знаний по очень многим отраслям. Учитель одновременно и врач, и дипломат, и разведчик, и психолог. И его база данных огромна. И в ней есть история. А в данном случае краеведение. Работая учителем, в школе №28 я дважды организовывал музей, в школе №6 я создавал музей «Просвещение», в клубе «Ровесник» — музеи «Уральская старина» и «Образование». От этого появляются краеведческие знания, интерес. Я как-то не выделяю краеведение в отдельную систему. Это входит в мою систему общечеловеческой информации и знаний.

— Есть ли у вас в роду краеведы?

— Вообще, в Ревде я с 1953 года, переехал сюда в возрасте 6 лет. Почему-то люди выделяют в моей деятельности краеведение. Я и почетный гражданин за счет него. А на самом деле у меня основная деятельность — педагогика, причем в широком смысле этого слова. В моем роду, в моей династии — 22 учителя. Едва ли в Ревде найдется учительская семья, в которой столько педагогов. Я преподавал много предметов, почти все. Английский язык, военное дело (у меня много выпускников, которые сейчас стали генералами и полковниками), практическая психология. У меня есть ученики, ставшие лингвистами, практикующими психологами, военными и философами.

— Почему так увлекла вас история Ревды?

— Потому что я живу в этом городе. История своей страны, история края, где ты живешь, — всегда интересны. Краеведение многие понимают узко. А оно включает в себя и географию, и биологию, и топонимику, и лингвистику. И мне все это интересно. Когда я не знаю, образно говоря, какую-то птичку или травинку в Ревде, то меня это коробит. Мне хочется все знать про Ревду. Я стараюсь изучать и людей, и животных, и птичек, и растения, и историю образования, и историю предприятий, и т.д. Ведь знание — сила.

— Была ли в вашей краеведческой практике какая-нибудь история, поразившая Вас, удивившая?

— Каждое открытие бывает очень интересным. У меня немало открытий, раз я занимаюсь историей Ревды. Например, мы нашли клеймо Демидовых. И когда я держал в руках это клеймо, которому 300 лет, чувствовал что-то особенное. Есть тайны Ревды, которые мы ежегодно разгадываем. И каждый раз, когда их открываешь, чувствуешь себя замечательно.

— Были какие-нибудь мистические истории, связанные с Ревдой?

— Мистическим, чудесным, таинственным люди называют то, что не могут объяснить. Странные совпадения. Бывали и такие случаи. Случайность — неизвестная нам закономерность, говорил Карл Маркс. У нас есть факты, когда в Ревдинском районе видели снежного человека. В краеведении у нас есть понятие «былички». Такие «былички» были и у Бажова — «Кошачьи ушки», «Синюшкин колодец» и т.д. В краеведении есть много интересного и загадочного, но если мы начнем об этом рассказывать “среднестатистическим” людям, нас не поймут.

— Мы знаем, что вы хотели создать краеведческую энциклопедию. Как продвигается дело?

— Вообще, энциклопедия уже создана. Она включает в себя два тома, посвященных людям Ревды от XVIII века до наших времен. Есть готовые материалы по топонимике, диалектике, по хронологии Ревды. Проблема в другом: издание такой энциклопедии (в нескольких томах) обходится примерно в 1,5 млн. рублей. Издать ее сегодня не реально. Но есть два выхода. Я могу напечатать на своем компьютере три экземпляра: себе, в Пушкинскую библиотеку и в музей. На это уйдет примерно два года. Другой выход: создать электронную версию энциклопедии. В общем, так или иначе, в каком-нибудь варианте энциклопедия выйдет.

В Ревде давно существует легенда: когда белогвардейцы уходили из Ревды, столовое серебро Демидовых, которое хранилось в усадьбе основателей города, они собрали в ящики и спрятали в том подземном ходе, который идет от дома Демидовых к Михаило-Архангельской церкви. С двух сторон этот подземный ход ими был взорван. Насчет того, что он был взорван, — почти стопроцентно, потому что наши бывшие краеведы, которые были до меня, начинали ходить по этому ходу с одной стороны и с другой и натыкались на абсолютные завалы. К нам даже приезжали ученые-археологи из Свердловска, но они не смогли найти клад. Но клад был, он есть, а чтобы его найти, надо обладать большой краеведческой информацией. В Ревдинском районе захоронены золотые ворота, которые везли из покоренного Сибирского ханства в Москву. Этим фактом интересовался даже Павел Бажов. Много тайн связано с историей Гражданской войны — до сих пор ничего неизвестно о красном разведчике, который погиб на окраине Ревды в 1919 году. Также много тайн связано со старообрядцами и их скитами. Многие из этих тайн удалось раскрыть. В Ревде есть кедровая роща. Но нельзя раскрывать всем место ее расположения. Кедр является священным деревом. Срезы кедра используются как амулеты. Те, кто хотят ее найти, пусть путешествуют по Ревде и ищут.