«Дети плакали, просили оставить их в лагере». Заслуженный врач РФ рассказала, как министр Андрей Цветков распоряжался в Ревде 457 просмотров

Ситуация вокруг госпитализации 22 участников образовательной смены проекта «Золотое сечение» обрастает новыми подробностями. О том, что происходило в в лагере под Ревдой 7 и 8 ноября, рассказала врач санатория-профилактория ГОК «Лесная жемчужина», заслуженный врач РФ Татьяна Кузнецова.

Предыстория: Публикации о том, что в «Лесной жемчужине» массово заболели дети, появились в СМИ утром 8 ноября — со ссылкой на источники в областном Минздраве. Сообщалось, что жалобы от детей начали поступать 7 ноября. На место выехала комиссия по главе с министром здравоохранения Андреем Цветковым. В течение дня называлось разное число заболевших — от 16 до 40 (всего в те дни в «Лесной жемчужине» питались 297 человек). В конце концов, в Ревдинскую городскую больницу увезли 22 человек — 17 детей и пятерых вожатых. Однако все были выписаны в тот же день или на следующий, когда за ними приехали родители. Областное управление Роспотребнадзора 9 ноября распространило сообщение, согласно которому причиной заболевания стал норовирус, а его источником — персонал пищеблока. Между тем, сотрудники пищеблока категорически отвергают обвинения в свой адрес. Из-за инцидента смена «Золотого сечения» была завершена досрочно, хотя должна была длиться до 14 ноября. В настоящий момент судьба губернаторского образовательного проекта остается под вопросом.

— Татьяна Николаевна, вы были в лагере 7 и 8 ноября. Как вы видите ситуацию?

— В принципе, 7 ноября у нас не происходило ничего необычного. Отдыхали дети. Обратившихся детей мы принимали, как всегда, оказывали симптоматическую помощь в соответствии с их жалобами.

— Что были за жалобы?

— Шёл обычный прием, как всегда. Единственное, обратившихся детей было чуть больше, чем обычно. И больше было жалоб на тошноту и дискомфорт в животе. Поэтому и было принято решение подать извещение в Роспотребнадзор. Мы всегда настороже. А так — ничего особенного не случилось.

— Что было на следующий день?

— Я проконтролировала состояние детей. Все были в нормальном состоянии, никаких жалоб уже не было. Внезапно приезжают врач-инфекционист из горбольницы, бригады скорой помощи. Попросили предоставить им всех детей, которые находятся в лагере, для осмотра. Подлежащих госпитализации не выявили. Потом прибыла комиссия во главе с министром здравоохранения Андреем Цветковым. Он сходу, без каких-либо оснований, заявил, что «Лесную жемчужину» надо лишить лицензии на медицинскую деятельность, и дал устное указание госпитализировать около 40 детей. Хотя они были без симптомов! Потом он уехал. Главный детский инфекционист Екатеринбурга Татьяна Калугина насчитала от силы пятерых, у которых сохранялись какие-то симптомы. Об этом сообщили в министерство по телефону, на что по громкой связи было слышно: «Это кто там не хочет исполнять приказ?» Дети плакали, не хотели в больницу, просили оставить их в лагере. За некоторыми приехали родители, хотели забрать детей, но им их не отдавали, сказали, что только из стационара. Непонятная суматоха началась. В итоге часть детей увезли в стационар, остальные остались в лагере, их позднее развезли по домам… Мне непонятно, зачем было госпитализировать детей без показаний для этого.

— Утверждают, что нашли норовирус…

— Представитель Роспотребнадзора Светлана Скрябина заявила о норовирусе еще до того, как был обследован пищеблок! Тогда возникает другой вопрос. Если вы заподозрили наличие инфекции, то в таких случаях на учреждение накладывается карантин. Дети должны были находиться под наблюдением до двух суток. Но карантин никто не наложил — это первое. Второе — почему детей, которые контактировали с предположительно больными, развезли по всей области? Эти два обстоятельства мне лично подтверждают правильность моего мнения — что никакой инфекции не было. И по симптоматике ее не было.

— То есть, из лагеря просто забрали детей и всё?

— Так и есть. Мы вторую неделю в неведении. Нам не предоставили ни результатов анализов, ни предписаний, ни объяснений.

— Если, по вашим словам, ничего страшного не происходило, зачем было извещать Роспотребнадзор?

— У нас есть строгие регламенты. Если возникает подозрение на инфекционный характер заболевания, мы обязаны сообщать — независимо от количества жалоб. Хотя я знаю организации, где действительно такие инфекции были, но они обходились своими силами. Поэтому, отправляя извещение, мы не ожидали, что к нам сразу приедет такая комиссия. Это была абсолютно штатная ситуация. Никаких предпосылок к тому, чтобы бить тревогу, не было.

 

Редакция отправляет в Роспотребнадзор и областной Минздрав официальные запросы, в который просит ответить:

— Каким способом у сотрудников пищеблока выявлен норовирус I типа, если лаборатория областного Центра гигиены и эпидемиологии имеет аккредитацию на определение норовируса только II типа (по данным Росаккредитации)?

— Почему сотрудникам «Лесной жемчужины» не были предоставлены полные результаты анализов для назначения им лечения?

— Каким образом установлено, что причиной недомогания детей стала норовирусная инфекция?

— По какому принципу принималось решение о госпитализации детей? Почему госпитализировали тех, у кого не было симптомов?

— Почему детей выписали без проведения курса лечения? Если речь идет о вспышке норовируса, почему контактных детей развезли по всей области?